Вс. Ноя 29th, 2020

Финансовый портал

Бизнес, банки, финансы

«Лукойл» вложится в африканское месторождение

«Лукойл» Вагита Алекперова за $300 млн выкупит 40%-ную долю в углеводородном проекте RSSD (Rufisque, Sangomar и Sangomar Deep) в Сенегале, сообщила компания 27 июля. Соглашение с Cairn Energy Plc также предусматривает, что после начала добычи ей может быть выплачен бонус в $100 млн. В пресс-службе «Лукойла» «Ведомостям» уточнили, что выплата бонуса и его величина зависят от даты начала добычи и средней цены на нефть в первые шесть месяцев добычи, другие условия соглашения в компании не раскрывают.

Извлекаемые запасы углеводородов месторождения Sangomar – порядка 500 млн баррелей нефтяного эквивалента. Запуск планируется в 2023 г., планируемый объем добычи составит 5 млн т нефти в год, сообщил «Лукойл». Нефтегазоносные блоки, по данным российской компании, расположены на глубоководном шельфе в 80 км от берега. В рамках проекта RSSD открыто сегодня два месторождения – Sangomar и FAN. Но окончательное инвестиционное решение (FID) принято только по Sangomar. Таким образом, в дальнейшем ресурсная база проекта может вырасти.

Проект реализуется в рамках соглашения о разделе продукции (СРП). Компания Woodside (выступает оператором проекта) владеет 35% долей, FAR – 15%, сенегальской госкомпании Petrosen принадлежит 10%.

5044

столько автозаправочных станций принадлежало на начало 2020 г. «Лукойлу» в России, т. е. примерно каждая третья в стране

СРП гарантирует возврат вложений, но ограничивает размер доходности, сказал «Ведомостям» аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. Средняя доходность таких проектов в России, считающаяся хорошей, по его словам, составляет порядка 16% в год в валюте. Сейчас «Лукойл» предпочитает входить в проекты с доходностью не ниже 15%, добавил руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. Он также напомнил, что «Лукойл» в последние годы интенсивно скупает перспективные проекты на территории африканского континента и Мексиканского залива. «С одной стороны, у компании большой свободный денежный поток и она может себе это позволить, – рассуждает Деев. – С другой – в России у «Лукойла» уже нет возможности расширять ресурсную базу: крупных нераспределенных месторождений почти не осталось, а к имеющимся трудно получить доступ из-за конкуренции со стороны госкомпаний».

Сделка не предполагает обмен акциями или активами, всю сумму российская компания заплатит деньгами. По словам эксперта «БКС брокера» Василия Карпунина, проект, в который вкладывается «Лукойл», относительно небольшой в сравнении с финансовыми показателями компании (EBITDA за 2019 г. – почти $20 млрд), поэтому он не отразится на капитализации. Влияние на котировки акций «Лукойла», скорее всего, будет нейтральным, добавляет собеседник.

Но для закрытия сделки компании еще необходимо получить одобрение правительства Сенегала. Поскольку компания официально сообщила о сделке, вероятность положительного решения очень высока, полагает Полищук. Эксперт добавил, что об успешности проекта пока рассуждать рано, ведь он находится на начальной стадии. Основной владелец и глава «Лукойла» Алекперов, слова которого привела пресс-служба, отметил, что покупка доли в проекте с разведанной ресурсной базой на ранней стадии «полностью соответствует стратегии и позволяет укрепить присутствие в Западной Африке».

«Лукойл» присутствует на африканском рынке с середины 1990-х, основные активы расположены в западной части континента – в Камеруне, Конго, Нигерии, Гане. Были и определенные неудачи в стратегии скупки долей в африканских месторождениях, напоминает Деев. Так, несколько лет назад компания ушла с шельфа Кот-д’Ивуара, не найдя коммерческих запасов на пяти блоках Гвинейского залива и списав около $800 млн из-за сухих скважин. До этого она вышла из шельфового проекта в Сьерра-Леоне. С учетом этого опыта «Лукойл» изменил стратегию, предпочитая входить в проекты на более высокой стадии разработки, добавил эксперт.

Adblock
detector