Пн. Окт 26th, 2020

Финансовый портал

Бизнес, банки, финансы

Как миллиардер Томас Петерффи разглядел социализм в США

Шок на мировых рынках, случившийся ровно месяц назад, вошел в историю и запомнится надолго. 20 апреля фьючерсы на нефть показали отрицательные цены: -$37,63 за баррель. Многие трейдеры не могли поверить, что такое возможно, и не только потеряли все деньги на счете, но и остались должны своим брокерским компаниям немалые суммы. РБК рассказал историю инвестора, которая купила фьючерсов на 500 000 руб. и ушла в минус на 2,7 млн руб.

Такое происходило по всему миру. В США частный инвестор Сайед Шах купил фьючерсы по $3,3 за баррель, потом по полдоллара, а потом и вовсе 212 фьючерсов по 1 центу за бочку, рассудив, что уж с этой отметки нефть точно будет только дорожать, рассказывал он Bloomberg. Он не знал, что система его брокерской компании Interactive Brokers не умела показывать отрицательные цены. Котировки в ней перестали обновляться на отметке 1 цент за баррель. Когда Шах делал последние покупки, баррель на самом деле стоил уже -$3,7. Но, даже узнав об этом из новостей, Шах не смог зафиксировать убыток: система позволяла покупать, но не продавать. День он начинал с $77 000 на счете. В полночь оказался должен брокеру около $9 млн. Шах не смог бы погасить долг, даже распродав все имущество.

Ушедшие в минус инвесторы требуют от брокеров и бирж компенсировать потери. Понимания они не находят.

Неудивительно, что в этой ситуации одна брокерская компания, Interactive Brokers, заставила заговорить о себе весь рынок: она взялась компенсировать весь ущерб клиентов от падения котировок ниже $0 за баррель. 6 мая об этом объявил ее основатель, 75-летний Томас Петерффи. На это понадобится $88 млн, оценила Interactive Brokers свои потери на следующий день. Позже цифру несколько раз корректировали и сейчас остановились на $104 млн.

Для самого Петерффи это небольшие деньги: Forbes оценивает его состояние в $14,3 млрд, он на 31-м месте среди богачей США. А вот для Interactive Brokers сумма заметная. За I квартал выручка компании составила $532 млн, что почти на 5% меньше, чем за тот же квартал в прошлом году. Ее квартальная прибыль – $46 млн по сравнению с $49 млн год назад. Но на финансовую стабильность компании это не окажет существенного влияния, заверил брокер в пресс-релизе.

Московская биржа отказала НАУФОР

8 мая Национальная ассоциация участников фондового рынка (НАУФОР) направила письмо на Московскую биржу. Ассоциация просила биржу принять участие в реструктуризации убытков участников рынка ( «Ведомости» оценивали их потери в 0,8–1 млрд руб.). Биржа ответила, что действовала в строгом соответствии с правилами.

Наверное, Петерффи знает, какую пользу принесет ему этот неординарный поступок. Он вообще мыслит нестандартно и, как выясняется, не без выгоды для себя. Он разбогател, буквально силой внедрив на биржах информационные технологии, которыми в отличие от коллег умел прекрасно пользоваться. Их руководство и остальные участники торгов активно сопротивлялись. Благодаря ему игроки стали использовать компьютерные алгоритмы, при его деятельном участии биржевые торги вышли в онлайн, и, наконец, он создатель электронного трейдинга, который теперь стал повседневностью.

Как Петерффи открыл свою Америку

Петерффи на самом деле не Томас, а Томаш. Он родился 30 сентября 1944 г. в Будапеште. Роды принимали в подвале, куда перевели всех пациентов: советские войска освобождали Венгрию и город бомбили.

Первые месяцы жизни Петерффи пришлись на Дебреценскую и Будапештскую операции в ходе освобождения Венгрии /TASS

Миллиардер утверждает, что происходит из древнего дворянского рода. В детстве он зачитывался книгами американского писателя и священника Горацио Элджера из бабушкиной библиотеки. Сюжет многих произведений Элджера – истории о том, как бездомные дети становятся Ротшильдами благодаря труду и упорству, сохраняя при этом высокие моральные качества. Когда Петерффи было 12 лет, он тоже попытался разбогатеть. Друг привез из Австрии в социалистическую Венгрию жвачку Juicy Fruit. Петерффи разрезал каждую пластинку на пять кусочков и продал одноклассникам. Директор школы, узнав об этом, вызвал юного предпринимателя в кабинет и устроил выволочку.

Отец Петерффи развелся с женой, а затем бежал в США в 1956 г. после провала Венгерского восстания. В 1965 г. 20-летний Петерффи бросил учиться на инженера-геодезиста и сумел вырваться из социалистической Венгрии. В Германии он полгода ожидал разрешения на эмиграцию в США и, добравшись до Нью-Йорка, явился к отцу. Тот объяснил, что денег для оплаты учебы сына у него нет и места в квартире, где он жил со второй женой, – тоже. Дал отпрыску $100 и посоветовал искать работу.

С помощью венгерской диаспоры Петерффи, который не говорил по-английски, удалось устроиться в фирму по проектированию автомобильных дорог. В те годы многие компании покупали новую вещь под названием «компьютер». Поддался моде и владелец фирмы – приобрел итальянский Olivetti. Что с ним делать, никто не знал. Разобраться, как приспособить технику к делу, вызвался Петерффи. «Я так прикинул, что научиться языку программирования легче, чем английскому», – шутил он позже.

Следующим местом работы Петерффи стала небольшая консалтинговая фирма, где он писал программы для брокеров с Уолл-стрит. В основном это были статистические таблицы с возможностью сортировки по разным столбцам.

Затем Петерффи перешел в фирму, торгующую золотом, серебром и производными финансовыми инструментами на сделки с ними. В интервью на сайте Interactive Brokers он рассказывал: «Как-то мне поручили выяснить, как оценивать опционы. Это была очень, очень интересная работа. Ведь в те дни люди торговали опционами наудачу, никто не применял математического подхода». Проблема настолько увлекла Петерффи, что он продолжил исследования самостоятельно. Девять месяцев ушло на то, чтобы вывести модель, очень похожую на формулу ценообразования опционов Блэка – Шоулза. Петерффи стал вкладывать в биржевые активы и к 1977 г. скопил $200 000.

Как биржи перестали бояться компьютеров

На $36 000 Петерффи купил место на Американской фондовой бирже, а на остальное начал торговать. Другие трейдеры посмеивались: каждый день он приносил ворох шпаргалок и сверялся с ними. Это были компьютерные распечатки – вечерами Петерффи проверял на компьютере различные активы с помощью своего алгоритма и определял оптимальную цену для покупки каждого конкретного опциона. «Некоторые трейдеры еще долго думали, что компьютер не может торговать так же хорошо, как они», – мстительно вспоминал потом Петерффи в разговоре с The New York Times (NYT). Через пару лет в его компании T.P. & Co (позже переименована в Timber Hill) было уже четыре трейдера, которые приходили с компьютерными шпаргалками в торговый зал.

Так на Нью-Йоркской бирже торговали полвека назад… /AP Photo

… и так торгуют сейчас /Reuters

От удачной сделки трейдер получал 30%. В случае неудачи весь убыток ложился на фирму. Проигрыши случались нередко. Причина была в том, что котировки надо было проверять не по вчерашним распечаткам, а прогонять через алгоритм в режиме реального времени. В начале 1980-х Петерффи вложил немалые деньги в изготовление под заказ переносных компьютеров, чтобы работать с ними прямо в торговом зале. И тут возникло неожиданное препятствие.

Другие участники торгов быстро убедились в эффективности компьютерных расчетов и стали искать предлоги, чтобы запретить их в торговом зале. Американская фондовая биржа не пошла им навстречу, но многие другие биржи прислушались. Например, Чикагская биржа опционов сослалась на жалобы, что громоздкие устройства могут травмировать трейдеров. Тогда по заказу Петерффи компьютер переделали в несколько блоков, крепящихся на поясе. В ответ руководство биржи запретило проносить в зал любые электронные вычислительные устройства, кроме разве что калькулятора.

Нью-Йоркская фондовая биржа ввела такой же запрет. Окна офиса Петерффи выходили в торговый зал. Он поставил на них мониторы, загорающиеся разными цветами. Каждый означал определенную цифру. Его трейдеры выучили цветочисловой код. Тогда руководство биржи приказало отвернуть экраны от торгового зала, чтобы не отвлекать других трейдеров. Петерффи нанял специальных людей, которые семафорили трейдерам нужную информацию из окна офиса. В конце концов биржи одна за другой сдались и разрешили компьютеры в торговом зале. В 1985 г. Петерффи запустил новую компьютерную систему. Она в режиме реального времени собирала и анализировала котировки не на одной бирже, а сразу на многих, разбросанных по всей стране. Такая аналитика дала огромное преимущество. В первый год работы системы трейдеры фирмы получили 430% доходности. А потом у конкурентов стали появляться аналогичные системы. Так и появился электронный торговый бизнес.

Как Петерффи взломал терминал NASDAQ

«Мне было очень скучно проводить 20–30 сделок в день, пока все вокруг говорили о бейсболе или баскетболе, – вспоминает Петерффи на страницах NYT. – Так что я не раз фантазировал об устройстве, которое могло бы выполнять мою работу». Свою мечту он попытался воплотить на NASDAQ – первой бирже с электронными торгами. Там не надо было стоять в зале и кричать. Вместо этого в компьютерном терминале вводились вручную команды.

Так выглядели терминалы NASDAQ в конце 1980-х… /Wikipedia

…и так они будут выглядеть в скором времени (прототип новой модели) /ubergizmo.com

В 1987 г. сотрудники Петерффи вскрыли терминал и подсоединили его напрямую к своей компьютерной системе. Она получала информацию о торгах из терминала, обрабатывала ее и автоматически отправляла заявку. Руководство NASDAQ заметило, что один из брокеров делает подозрительно много заявок, реагируя на изменения котировок гораздо быстрее остальных. Они послали сотрудника проверить, в чем дело, и он увидел «лишние» провода в терминале. Петерффи предупредили, что по правилам биржи все команды должны вводиться через клавиатуру. Ему дали одну неделю, чтобы вернуть терминал в исходное состояние.

Инженеры Петерффи нашли выход. Они спроектировали устройство, которое печатало на клавиатуре. Каждой клавише соответствовал свой прорезиненный цилиндр. Видеокамера снимала экран терминала. Специально написанная программа распознавала цифры, компьютер Timber Hill анализировал котировки и давал приказ на печать на клавиатуре. Схема работала медленнее, чем связь по проводу с терминалом. Но все равно техника печатала заявки намного быстрее человека – в офисе стоял непрерывный треск, вспоминал Петерффи.

Биржа не нашла, что на это возразить. А с 1990-х биржи стали разрешать людям подключать компьютеры напрямую к системе торгов.

Как Петерффи продвинул опционы на индекс S&P 500

Опционы на индекс S&P 500 – одни из самых популярных опционов на бирже. Но так было не всегда. В 1997 г. они никого не интересовали, и Чикагская биржа опционов хотела было отказаться от них. Петерффи договорился с руководством биржи, что целый год будет организовывать электронные торги ими. Выставил в окне своего офиса мониторы с котировками опционов. Покупателей долго не было, но в один прекрасный день какой-то трейдер купил сразу 50 опционов. Это было так удивительно, что новость облетела множество деловых изданий. На следующий день тот же трейдер купил еще 50 опционов. Когда ему было продано 2000 опционов, Петерффи заподозрил неладное. Оказалось, Timber Hill не учла все тонкости опционного рынка. В какой-то момент каждый опцион стал приносить внимательному трейдеру гарантированный доход, а Петерффи – убыток. Ошибку исправили. Она обошлась фирме в $2 млн. Но история наделала много шума на рынке, и опционы на индекс S&P 500 обрели популярность.

Рождение электронного трейдинга

Со временем конкуренты разработали свои компьютерные системы. Затем на рынке появилась высокочастотная торговля, обогнав разработки Timber Hill по скорости и эффективности. Петерффи отказался заниматься таким трейдингом под предлогом, что он не приносит обществу ничего полезного.

Если в 2009 г. Timber Hill получила $720 млн прибыли до уплаты налогов, то в 2016 г. – $44 млн. В 2017 г. Петерффи продал ее маркетмейкерский бизнес на рынке опционов компании Two Sigma Securities.

Будто предвидя такое развитие событий, еще в 1993 г. Петерффи основал брокерскую фирму Interactive Brokers. Используя разработанные Timber Hill решения по автоматизации торговли, она предоставляла инвесторам доступ к торгам дешевле многих конкурентов. К 2005 г. его брокерский бизнес обрабатывал 20% от общего объема торговли опционами в США и 16% во всем мире, уверяла компания. Так родился электронный трейдинг, который сейчас стал повседневностью.

Петерффи отказался продать Interactive Brokers, хотя в ней был очень заинтересован Goldman Sachs. Вместо этого в 2007 г. компания провела IPO, выручив за 10% акций около $1,2 млрд. Теперь именно Interactive Brokers стала основным источником прибыли Петерффи. С 2007 по 2016 г. прибыль компании до налогов выросла почти вчетверо: с $198 млн до $756 млн.

В прошлом году Петерффи ушел с поста гендиректора Interactive Brokers, сославшись на преклонный возраст – ему исполнилось 75 лет. Но он до сих пор управляет бизнесом, возглавляя совет директоров. Interactive Brokers продолжает диктовать моду на рынке. В сентябре прошлого года компания представила торговую платформу IBKR Lite. Ее фишкой стало отсутствие комиссии. Через пять дней этот ход повторил другой крупнейший игрок – Charles Schwab, а за ним – TD Ameritrade и E-Trade. Справедливости ради надо отметить, что идея торговать без комиссии принадлежит стартапу Robinhood Markets, основанному еще 2012 г.

Почему Петерффи интересует политика

Рынок изменился, жаловался Петерффи Forbes еще в 2014 г.: «В прежние времена я думал о моделях, программах и математике. А теперь полностью поглощен маркетингом. Это совсем не такая же простая и логичная вещь».

Он умеет заставить о себе говорить. Компенсация части потерь от нефтяных опционов не единственный пример. В 2012 г. в США проходила президентская кампания. Барак Обама претендовал на второй срок, Митт Ромни пытался ему помешать. В разгар противостояния в эфире всех ведущих телеканалов стала ротироваться политическая реклама, вызвавшая немало споров.

В политическом рекламном ролике Петерффи показал архивные фотографии послевоенного венгерского быта: «Нет надежды, нет свободы, нет гордости за достижения» /Thomas Peterffy — Freedom To Succeed

В ней Петерффи с сильным венгерским акцентом рассказывал, что его детство прошло при социализме. «Я знаю, что он делает с людьми, – нет надежды, нет свободы, нет гордости за достижения. Нация становилась все беднее и беднее». Теперь же социализм все больше укореняется в Америке, предупреждал Петерффи. «Чтобы начать бизнес, нужно уметь рисковать <...> Уничтожьте мотивацию, ругая людей за успех, и вы уничтожите капитал, который помогает заботиться о нуждающихся. Да, при социализме богатые будут беднее. Но бедные тоже станут беднее». Во время предвыборной гонки республиканцы часто обвиняли Обаму в нападках на богатых. Хотя Петерффи не упоминал фамилию президента, объект его нападок был очевиден. Кстати, поскольку Петерффи был беспартийным, его кампания стала для республиканцев такой же неожиданностью, как и для демократов.

«Многие люди написали мне [посмотрев ролик], – говорил он Bloomberg. – И знаете что? Многие из них сказали, что открывают счета в Interactive Brokers. Так что это помогло моему бизнесу». Ролик длился ровно минуту. По оценкам Петерффи, он потратил на кампанию до $10 млн. Он мог бы немало сэкономить на налогах. Все, что для этого требовалось, – оформить покупку эфирного времени как политическую кампанию. Но Петерффи не стал с этим связываться.

До этого был еще один случай, когда он решил не предпринимать лишних усилий, чтобы сэкономить деньги. В 2004 г. Петерффи переехал жить в дом на купленной за $45 млн конеферме. От нее до штаб-квартиры Interactive Brokers в Гринвиче (Коннектикут) 15 минут езды. На 32 га расположен дом площадью 7400 кв. м с восемью спальнями, бассейн, четыре гостевых дома, коттедж смотрителя, помещение для конюхов и конюшня на 22 стойла – Петерффи любит верховую езду.

При продаже власти лишили эти земли статуса сельхозугодий, который давал немалую экономию на налогах. Юристы Петерффи подали в суд и предложили ему не просто держать скакунов, а косить в имении траву и заниматься разведением лошадей. Петерффи подумал и велел отозвать иск.

Adblock
detector