Ср. Окт 28th, 2020

Финансовый портал

Бизнес, банки, финансы

Какой может быть антикризисная стратегия инвестора в условиях неопределенности

Новый глобальный экономический кризис может быть более тяжелым, чем в 2008 г. Большинство инвесторов в марте были застигнуты врасплох распространением коронавируса, что спровоцировало сильнейший за последнее десятилетие обвал на финансовых рынках. Но спустя всего два месяца на них вновь царит эйфория. Фондовые индексы, акции, облигации и валюты развивающихся стран отыграли бóльшую часть падения.

Самое время пересмотреть свой инвестиционный портфель, сделав его структуру по-настоящему антикризисной.

Известно, что публикуемые прогнозы аналитиков имеют низкую предсказательную полезность. Как правило, это просто продолжение предыдущих трендов. И сейчас большинство аналитиков считают, что провал экономики в 2020 г. не повлияет на траекторию долгосрочного роста. Например, согласно опросу агентства Bloomberg по состоянию на 4 июня, аналитики ведущих инвестиционных банков мира прогнозируют, что в 2020 г. мировой ВВП сократится на 3%, но в 2021 г. вырастет на 4,9%.

Примерно в таком же ключе аналитики видят динамику корпоративных показателей. Если сравнить прогнозы выручки Apple, сделанные в конце прошлого года, с текущими, то видно, что при снижении оценки на 2020 г. с $276 млрд до $264 млрд прогноз на 2021 г. остался без изменений. Ожидается, что выручка Apple увеличится до рекордных $297 млрд.

Мы не обладаем хрустальным шаром, чтобы дать свои точные прогнозы. Как долго продлится эпидемия? Будет ли восстановление мировой экономики V-образным или каким-то другим? Сколько будут стоить нефть, золото или доллар через год? Мы знаем, что многого не знаем, так же как этого не знает никто. Но видя, что акции, рискованные облигации, валюты развивающихся стран (в том числе рубль) уже оценены исходя из сверхоптимистичных ожиданий, считаем, что лучшим инвестиционным решением сейчас будет продать рискованные активы и выбрать защитную стратегию, основанную на том, как проходили все предыдущие экономические кризисы в последние десятилетия.

На примере США, где собрана самая долгая история экономической статистики, включающая 11 рецессий за период после Второй мировой войны, можно сделать несколько выводов:

1. Почти все послевоенные рецессии в США длились от девяти месяцев до полутора лет. Обычно дно пессимизма наступает в середине рецессии. Если это так, то оптимальное время для покупки акций наступит не раньше середины осени этого года.

2. Пик дефолтов обычно наступает в конце рецессии или даже после возобновления экономического роста. Это происходит потому, что в начале рецессии крупные компании еще имеют доступ к заемным средствам и покрывают убытки привлечением дорогого долга. Со временем становится окончательно ясна неразрешимость их долговых проблем. Момент, когда объявляется о банкротстве компаний, чьи имена у всех на слуху, дает надежную возможность купить с привлекательной доходностью облигации тех компаний, у которых тоже есть проблемы, но они решаемы. Сейчас сложно оценить масштаб убытков авиакомпаний, автопроизводителей, гостиничных сетей и многих других. Поэтому покупку рискованных облигаций лучше отложить до конца этого или начала следующего года. И уже тогда делать ставку на наиболее сильных представителей проблемных отраслей.

3. Во время рецессии в США инфляция обычно замедляется из-за сокращения спроса. Исключением стал нефтяной шок 1973 г., когда ОПЕК объявила эмбарго на поставки нефти западным странам, что привело к четырехкратному росту цен на нефть. Мы не видим проблем с предложением сырья и готовых товаров, поэтому пока не опасаемся инфляции.

Федеральная резервная система США за последний год снизила ставку с 2,25–2,5% до 0–0,25%, а доходность по 30-летним казначейским облигациям за этот же период сократилась всего на 0,9 процентного пункта – с 2,5 до 1,6% годовых. Это показывает, что инвесторы недооценивают, как долго продержится нулевая процентная ставка по долларам. В еврозоне, где нулевые ставки уже давно, доходность по 30-летним гособлигациям Германии составляет всего 0,19%.

Вывод, к которому мы приходим: ядром инвестиционного портфеля на текущий момент должны быть долгосрочные долларовые облигации. А в целом структура портфеля может быть подобной:

В портфель можно включить облигации крупных компаний, у которых сейчас есть временные проблемы, но устойчиво прибыльная долгосрочная бизнес-модель. К ним можно отнести, например, крупнейшие авиаконцерны Boeing и Airbus (доходность по их долгосрочным облигациям – 4–5%), крупнейшие нефтяные компании, производителей минеральных удобрений.

Наличие в портфеле ликвидных и надежных активов сохранит свободу для маневра и возможность переложиться в более рискованные (но доходные) активы в момент следующей панической распродажи. Даже если ее не будет и мировая экономика действительно продемонстрирует чудесное V-образное восстановление, на наш взгляд, подобный портфель принесет двузначную долларовую доходность за счет роста цен на корпоративные облигации. Мы считаем, что даже по завершении кризиса процентные ставки в США из-за большого госдолга будут похожи на европейские. И если сейчас вложиться в долгосрочные долларовые облигации корпораций с рейтингом BBB и доходностью 4–5%, то в будущем доходности опустятся до 3% и ниже. Даже в такие надежные облигации мы рекомендуем вкладывать не всё, а оставить 20–30% в виде мгновенной ликвидности. Все-таки мнение таких титанов инвестиционной отрасли, как Уоррен Баффетт и Говард Маркс (основатель Oaktree Capital Management, крупнейшей в мире управляющей компании, специализирующейся на инвестициях в высокорискованные облигации), считающих, что настоящий кризис только впереди, заслуживает внимания.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Adblock
detector